велосипеды

На Тексел я ехал на велосипеде, взятом напрокат. На бумажке, которая была на велосипеде, значилось: «Jost Baaij NHJC Nieuwland», то есть велосипед был собственностью Йоста, управляющего общежитием в Остерланде. Такими молодежными общежитиями руководит амстердамский центр, их уже более шестидесяти, в них останавливаются молодые люди из многих стран мира. В основном это скромно оборудованные помещения: простое бюро обслуживания, несколько автоматов с напитками и сэндвичами, ультраволновый нагреватель пищи, которую можно также купить в буфете. Есть дискотека, работающая круглые сутки, и, главное, зал, заполненный лавками и стульями, где не умолкая шумит разноязыкий Вавилон. Места для ночлега — это сплошные нары, не рекомендуется оставлять на них что-то без присмотра — посетители бывают разные. Одни оставляют чужие вещи днем, другие «добывают» их ночью у спящих из-под подушки.

Но есть и более благоустроенные места для ночлега, например в них можно пройти курс управления яхтой или езды на лошади. По городам провинции Дренте разъезжают несколько крытых повозок, запряженных лошадьми. Йост из Ньив- ланда в Остерланде ничего не сдает напрокат и ничего не предлагает, кроме ночлега на нарах в общежитии за два доллара. У строения соломенная крыша, поэтому здесь действуют строгие противопожарные правила, соблюдение которых нередко нарушают. Но ночлег у Йоста считается излюбленной остановкой. Велосипеды здесь свободно не предоставляются, и даже вежливой просьбы оказалось недостаточно. Я вынужден был буквально заговорить Йоста; он явно терзался, но в конце концов сдался. С любимой «газелью» старой модели он не любил расставаться, а тем более на веки вечные — мысленно он уже представлял себе, что она брошена где-нибудь на вокзале в Гронингене или прислонена к молу в Делфзейле, а я нахожусь в другом конце страны. Вероятно, у него были на то основания.

Перед городским залом Ден-Бурга, административного центра Тексела, стояли сотни таких «газелей», «батавов» и «фаворитов»; рядом с ними несколько десятков личных автомашин и автобусов. В порту бросили якорь яхты и суда более чем на сто кают: на Тексел съехались молодые защитники природы со всей страны. Из Хелдера в порт Аудесхилд прибыло судно с экологами, а в одном из городских залов состоялось нечто вроде пресс-конференции и митинга протеста.

Судно было в пути две недели, оно вышло из Хук-ван-Холланда, его снарядили члены североголландской организации охраны окружающей среды. Только в Северной Голландии работают 110 активистов этой организации, они участвуют во всех экологических дискуссиях, проходящих в Нидерландах. Печать и телевидение оказывают поддержку только в определенной степени, и многие кампании окружены официальной «стеной молчания». Движение пропагандирует возврат к природе и такому образу жизни, который делал бы невозможным расточительное использование природных ресурсов, не загрязнял бы окружающую среду: многие из активистов живут в небольших сельских домах, компостируют все домашние отходы, нередко они вегетарианцы и в основном не подсоединяются к общей энергетической сети, необходимую электроэнергию им дают небольшие ветровые электростанции, а тепловую энергию — солнечные коллекторы. Они хотят заменить самолеты дирижаблями и вообще порой переступают границы разумного, ставя тем самым под сомнение правомерность и других своих требований, которые с экологической точки зрения настоятельно необходимы, а с общественной — приемлемы.

в начале 70-х годов

Луд Схиммелпеннинк стал известен в Нидерландах благодаря движению, которое в начале 70-х годов привело в смятение амстердамский муниципалитет. Движение получило название «провос», оно было вызвано к жизни консерватизмом общественной системы. Его участники подвергали критике многие стороны жизни, в частности социальные и транспортные проблемы большого города на каналах. Провос, например, предложили муниципалитету так называемый «Белый план». Он состоял в том, что несколько десятков тысяч белых велосипедов должны находиться у вокзала, домов торговли, школ, учреждений и всех общественных зданий и обслуживать жителей, заменив в центре города автомашины. Транспортная полиция, вся в белой форме, призвана обеспечивать безопасность движения тем, кто на колесах, и пешеходам, а самым дисциплинированным детям раздавать яблоки.

Читать далее

мельницы и велосипеды

И еще кое-что неразрывно связано с нидерландским пейзажем: ветряные мельницы и велосипеды. И те и другие заслуживают внимания. Начнем с велосипедов, их больше.

Марки и даты выпуска велосипедов самые разные. С ними разрешается входить в метро и некоторые кинотеатры. На велосипеде можно все: делать покупки, целоваться, читать во время езды, везти троих детей, развозить газеты, перевозить шкаф, разрешается прыгать во время движения, сидеть верхом, боком, лицом назад, с зонтиком и без него; ему уступают дорогу, на нем можно удобно устроиться во время спора с полицейским. Велосипеды выигрывают во всевозможных лотереях, дарят на работе к юбилею, покупают, крадут, бросают в каналы и достают со дна экскаваторами, с ними стоят в длинных очередях перед полицейскими участками.

Читать далее