Сибреном Валкемой

С Сибреном Валкемой, по отцу фризом, а по матери индонезийцем, я познакомился в северочешском городе Нови-Бор. В этой мекке стекла ручной работы проводился первый в Чехословакии международный симпозиум, и мастер-стеклодув Валкема приехал на него своим микроавтобусом с женой Вероникой, которая в кругах художников стекла была столь же известна, как и ее муж. Она известна и тем, что прекрасно маринует грибы в уксусе собственного приготовления и угощает ими каждого; еще она ходит за своим мужем Сибреном по пятам и собирает все, что он где-то забыл. Валкема — седой мужчина с густыми усами, смуглым морщинистым лицом и блестящими глазами; расплавленное стекло на его набросках впечатляло формами и абстрактным рисунком. Лицо и руки Валкемы снимали теле- и кинокамеры, объективы фотоаппаратов, он был старейшим участником встречи и присутствовал повсюду: от утренних дискуссий до ночных встреч в баре.

Читать далее

визит

Петр I еще раз побывал в Зандаме: это было в 1717 году. Он приехал как император России, знакомя свою супругу Екатерину с местами, где обучался корабельному делу. Он посетил с ней дом Киста, верфь, беседовал с мастерами, за годы обучения Петр хорошо овладел голландским. Он разговаривал и с жителями Зандама, его приезд был некоей дипломатической миссией; целью ее было поддержать торговые и экономические контакты двух стран. После присоединения Голландии к Франции в 1810 году исторический домик в Зандаме посетил Наполеон Бонапарт.

Читать далее

наследство Петра I

Вступив на престол в 1689 году, Петр I получил в наследство отсталую страну. Он заключил сестру Софью в монастырь, разбил турок и завоевал Азов, а сам отправился за границу овладевать искусством управления страной, строительством кораблей, знакомиться с постановкой образования и ремеслами. Он поехал в Бранденбург, Ганновер и Голландию; потом — в Англию, посетил Прагу и Вену, но пришлось поспешить в Россию, ибо он чуть было не лишился трона.

Границу Голландии Петр Великий пересек инкогнито, под именем Петра Михайлова. В голландской транскрипции: Петр Михаелофф.

Он интересовался математикой и физикой, геодезией, картографией, горным делом и сельским хозяйством, изучал систему образования в Голландии.

Читать далее

замок в Дорне

Никто и никогда не переступал порога замка в Дорне, потому что парк и замок стали доступны лишь после 1950 года. Сегодня в залах замка бывают тысячи посетителей, их знакомят с картинами и работами серебряных дел мастеров, гобеленами и китайскими вазами. Элегантные экскурсоводы обхаживают седоволосых старушек, благоухающих французскими духами, рассказывают им о большой силе воли 75-летнего экс-императора, его занятиях утренней гимнастикой и бегом.

— В этом зале все, что вы видите, — подлинные и дорогие китайские изделия! А императорские гобелены, таких вы не увидите больше нигде — двадцать тысяч узелков на одном квадратном метре!

Читать далее

земля горела под ногами

В октябре 1918 года у германского императора Вильгельма II горела земля под ногами. Территориальным притязаниям и планам на востоке положил конец Брестский мир, наступление Фоша смело немецкие позиции на Западе, прорван был и фронт на Балканах, который держали болгары, и, наконец, прекратил существование австрийский фронт в Италии. Империи очень доставалось во всей Европе, и Вильгельм мог только сожалеть о том июльском утре 1914 года, когда он по договоренности с австро-венгерским императором Францем Иосифом I объявил войну России и вступил в Люксембург и Бельгию.

Когда великий полководец понял, что настало время бежать, он простился с генералами, забыв при этом попрощаться со своими потрепанными армиями, и отбыл в Нидерланды. Там он поселился в замке графа Бентинка в Амеронгене.

Читать далее

«Ночной дозор» Рембрандта

Но вернемся к картине, с которой мы начали свой рассказ, — к «Ночному дозору» Рембрандта. Она как бы отразила и его беспокойную судьбу, тяжелую долю величайшего из голландских художников XVII века: впервые картина появилась в большом зале нового дома городских стрелков, оттуда в 1715 году переехала в малый зал военного совета городской ратуши на площади Дам. При переезде с картины исчезли три фигуры: переезжало двадцать пять, в ратуше через двести лет их было только двадцать две. Копия, сделанная современником Рембрандта Герритом Луиденсом, как и набросок картины в семейном альбоме Кока, подтверждает, что кто-то справа отрезал кусок барабана, слева — три сидевшие фигуры, сверху также был отрезан кусок полотна и поменьше внизу.

Читать далее

В нашей северной школе

«В нашей северной школе есть Рембрандт, глава школы, так как его влияние чувствуется на всяком, кто к нему приближается. Мы видим, например, П. Поттера, пишущего животных в пору случки, страстных, среди страстного пейзажа с грозой, с солнцем или среди меланхолии осени; а между тем тот же Пауль Поттер, до той поры как узнал Рембрандта, был довольно сухим и педантичным художником.

Вот люди, которые кажутся братьями: Рембрандт и Поттер; и если, видимо, Рембрандт никогда не тронул кистью ни одной картины Поттера, это не мешает тому, что Поттер и Рейсдаль ему обязаны всем лучшим, что у них есть, — тем, что нас хватает за сердце, если мы умеем сквозь их темперамент различить уголок старой Голландии.

Читать далее

В 1629 году

В 1629 году появилась важная для него работа «Иуда возвращает серебреники». Рембрандт обращается к портрету. Он покорил Амстердам новым стилем живописи, его заказчиками были самые знатные семейства. За портреты он получал 500 золотых, и у него было право продажи работ своих учеников. Из его мастерской вышла целая плеяда художников, общепризнанных и преуспевающих, тем не менее их работы были очень далеки от того, что оставил человечеству их учитель.

Читать далее

Рембрандт

Рембрандт никогда не бывал в Италии или Испании, как Рубенс, его искусство живописи в буквальном смысле созревало среди каналов и на песчаных берегах Рейна, выкристаллизовывалось здесь, достигнув высокого совершенства. Его дом на сегодняшней Рембрандтсплейн — четырехэтажное здание с квадратами окон на каждом этаже, красными ставнями — в свое время был вызовом суровому протестантизму, особенно своей внутренней обстановкой. Рембрандт был мудрым человеком, не желавшим считаться со слепым фанатизмом, ограниченностью. Каким он был, можно увидеть в амстердамском филиале Музея восковых фигур мадам Тюссо: внешне он напоминает ремесленника с красноватым носом, вполне земного, с необычной повязкой на голове, в деревянных башмаках и свободном полотняном костюме.

Читать далее

Виллем Строман

Виллем Строман, бледный мужчина среднего роста, в очках, немного глуховатый, двадцать лет работавший ночным сторожем амстердамской гостиницы «Парк» и год смотрителем галереи Рейксмюсеум, в воскресенье 14 сентября 1976 года без десяти двенадцать надел плащ, вышел из дома на Кеннедилан и поехал на 25-м трамвае на работу.

В то же самое время Биллем А. де Р., человек гигантского роста, с вытянутым лицом, горящими глазами, в прошлом преподаватель голландского языка, живущий на пенсию, кончил в ресторане «Де Маркен» на Стадхаудерскад свой легкий обед, рассчитался и, выходя, незаметно сунул в карман дешевый нож с зазубринами, который подается для фруктов.

Читать далее

Страница 4 из 16« Первая...2345610...Последняя »