Заботы страны, защищенной дамбами

на процессе

В просторном помещении было много молодых людей. Хенк Соффени показывал слайды с прекрасными репродукциями календаря фирмы «Хёхст» и сопровождал все это таким комментарием: наша фирма на январь предлагает вам «Сводницу» Вермера, на февраль — лодки и лесорубов с прекрасной картины Питера Брейгеля Старшего, на март — портрет Ганса Гольбейна Младшего «Томас Гудсвал и его сын Джон», на апрель — Рембрандта, на май — Яна Давида де Хема, на июнь….на июнь (на стене мелькнуло произведение Адриана ван Остаде, но он быстро закрывает картину поверхности реки, заполненной мертвой рыбой) предлагает «произведение» фабрики во Франкфурте-на-Майне, точнее, полностью отравленный Майн до слияния с Рейном от сбросов химического завода! Потом на стене появляется колония мертвых тюленей, и в зале звучит голос Хенка: на июнь мы приготовили для вас катастрофическую утечку ртути, которая попала даже в море и погубила одну из последних колоний тюленей.

Читать далее

На Тексел я ехал на велосипеде, взятом напрокат. На бумажке, которая была на велосипеде, значилось: «Jost Baaij NHJC Nieuwland», то есть велосипед был собственностью Йоста, управляющего общежитием в Остерланде. Такими молодежными общежитиями руководит амстердамский центр, их уже более шестидесяти, в них останавливаются молодые люди из многих стран мира. В основном это скромно оборудованные помещения: простое бюро обслуживания, несколько автоматов с напитками и сэндвичами, ультраволновый нагреватель пищи, которую можно также купить в буфете. Есть дискотека, работающая круглые сутки, и, главное, зал, заполненный лавками и стульями, где не умолкая шумит разноязыкий Вавилон. Места для ночлега — это сплошные нары, не рекомендуется оставлять на них что-то без присмотра — посетители бывают разные. Одни оставляют чужие вещи днем, другие «добывают» их ночью у спящих из-под подушки.

Но есть и более благоустроенные места для ночлега, например в них можно пройти курс управления яхтой или езды на лошади. По городам провинции Дренте разъезжают несколько крытых повозок, запряженных лошадьми. Йост из Ньив- ланда в Остерланде ничего не сдает напрокат и ничего не предлагает, кроме ночлега на нарах в общежитии за два доллара. У строения соломенная крыша, поэтому здесь действуют строгие противопожарные правила, соблюдение которых нередко нарушают. Но ночлег у Йоста считается излюбленной остановкой. Велосипеды здесь свободно не предоставляются, и даже вежливой просьбы оказалось недостаточно. Я вынужден был буквально заговорить Йоста; он явно терзался, но в конце концов сдался. С любимой «газелью» старой модели он не любил расставаться, а тем более на веки вечные — мысленно он уже представлял себе, что она брошена где-нибудь на вокзале в Гронингене или прислонена к молу в Делфзейле, а я нахожусь в другом конце страны. Вероятно, у него были на то основания.

Перед городским залом Ден-Бурга, административного центра Тексела, стояли сотни таких «газелей», «батавов» и «фаворитов»; рядом с ними несколько десятков личных автомашин и автобусов. В порту бросили якорь яхты и суда более чем на сто кают: на Тексел съехались молодые защитники природы со всей страны. Из Хелдера в порт Аудесхилд прибыло судно с экологами, а в одном из городских залов состоялось нечто вроде пресс-конференции и митинга протеста.

Судно было в пути две недели, оно вышло из Хук-ван-Холланда, его снарядили члены североголландской организации охраны окружающей среды. Только в Северной Голландии работают 110 активистов этой организации, они участвуют во всех экологических дискуссиях, проходящих в Нидерландах. Печать и телевидение оказывают поддержку только в определенной степени, и многие кампании окружены официальной «стеной молчания». Движение пропагандирует возврат к природе и такому образу жизни, который делал бы невозможным расточительное использование природных ресурсов, не загрязнял бы окружающую среду: многие из активистов живут в небольших сельских домах, компостируют все домашние отходы, нередко они вегетарианцы и в основном не подсоединяются к общей энергетической сети, необходимую электроэнергию им дают небольшие ветровые электростанции, а тепловую энергию — солнечные коллекторы. Они хотят заменить самолеты дирижаблями и вообще порой переступают границы разумного, ставя тем самым под сомнение правомерность и других своих требований, которые с экологической точки зрения настоятельно необходимы, а с общественной — приемлемы.

дорога на остров

Одна из дорог привела меня на Тексел, самый большой остров, который замыкает залив Ваддензе. Тексел расположен к северу от Амстердама, и до него два часа езды по прекрасной автостраде, которая уходит в сторону от Алкмара, прославленного центра сырных аукционов, и кончается в Хелдере. Ответвление шоссе продолжается в направлении к заградительной дамбе Афслёйтдейк и далее во Фрисландию, здесь оно вливается в современную автостраду, ведущую к Леувардену.

Читать далее

Экспедиция «Группы Лорелеи»

Экспедиция «Группы Лорелеи» высказала свои предостережения. Вокруг Рейна не утихают серьезные международные споры. В передачах «Евровидения» раздавались оскорбления и обвинения, как это бывает на заседаниях Международного суда в Гааге: голландцы обвиняли Федеративную Республику Германии и Францию, бельгийский представитель предлагал ликвидировать ЕЭС, если это экономическое сообщество окажется неспособным справиться с неприкрытым национальным эгоизмом. Арнемские садоводы прямо перед камерой подтверждали, что цветы в их оранжереях уже не принимают загрязненных вод Рейна, кадры показывали раздраженно жестикулировавших депутатов нидерландского парламента. Земледельцы, вынужденные использовать рейнскую воду для полива полей, спрашивали, кто возместит им потери, вызванные безучастностью общественности к их труду. Напротив них, как у позорного столба, сидели безмолвные представители натриевых шахт Эльзаса и химических заводов на Рейне и Майне.

Читать далее

У доллартского водоспуска

У доллартского водоспуска нас встретили только мыши и птицы. Правительство уступило защитникам природы и земледельцам, отказавшись от проектов строительства канала. Законченный водоспуск было приказано демонтировать и засыпать. В нем осталось несколько гидравлических моторов и больших подъемных механизмов; они покрылись толстым слоем пыли, а мыши «позаботились» об их кабелях. Любители сувениров пополнили свои коллекции табличками с датами начала и окончания строительства. Только бойкие клесты и любопытные чибисы смотрели на нас, стоявших на гребне дамбы, которая защищает территорию от морской стихии.

Читать далее

на северо-востоке Нидерландов

В Пюнт-ван-Рейде на северо-востоке Нидерландов установили водоспуск, который обошелся в 26 миллионов гульденов, девять лет он бездействовал, и в конце концов правительство страны решило убрать его с минимальными затратами.

Я приехал туда из Леувардена, столицы сельскохозяйственной Фрисландии и места рождения Маргарет Целле, известной под именем Мата Хари. Эта прославленная шпионка времен первой мировой войны создала городу проблемы, поскольку ее жизнь не отвечала традиционным представлениям о характере фриза. Восемнадцатилетняя девушка принимает предложение капитана нидерландской колониальной армии и уезжает с ним в колонии, а после семейного разлада возвращается в Европу, постигнув искусство азиатского танца и интимной любви, она переживает первую мировую войну на подмостках кабаре и в салонах богатеев, высоких военных чинов обеих воюющих сторон.

Читать далее