Не посягайте на «ворота Европы»!

большие города-спутники

Вокруг больших городов выросли столь же большие города-спутники: у Роттердама — Александерпольдер, Хогвлит, Спейкениссе, у Гааги — Зутермер и Лейдсен- дам, у Лейдена — Ворсхотен, у Амстердама — Бейлмермер. Они строятся продуманно и на научной основе: под одним из жилых массивов геологи и гидрологи разместили густую сеть датчиков, зондов и сигнализационных приборов. Их подсоединили к центральной станции в новом здании местной ратуши, что позволило контролировать действие воды на основание транспортных сооружений и фундаменты жилых зданий, установку здания на опоры, реакцию окружающей среды на более глубокие фундаменты зданий, новые акватории и водоотводные каналы. Полученные данные позволяют сегодня вести подготовку будущих жилых массивов. Основной материал, применяемый в строительстве, — бетон, расход его на душу населения в Нидерландах выше, чем в СССР и США. В «стране, защищенной дамбами», нет карьеров для добычи камня, поэтому приходится вгонять железобетонные опоры на глубину 27 метров, чтобы укреплять постройки.

Читать далее

новый город Марсевен

Более 40 ООО жителей переселились в новый город Марсевене, чтобы не совершать ежедневные поездки на работу в центр Утрехта, для них были созданы промышленные предприятия на площади 70 гектаров, и еще 50 ООО человек переселились в спутник Каналенэйланд. Древний исторический центр Утрехта остался туристской и торговой частью города, а современный комфорт он восполняет новым строительством. При этом градостроители 50 процентов освобождаемой площади отводили коммуникациям, и здесь изолировали пешеходную зону от автомагистралей, скоростной транспорт от второстепенного, велосипедистов от автомашин: построили гаражи на десять тысяч автомашин. Утрехт стал образцом современной реконструкции исторического города, но для его последователей в государственной казне уже не осталось средств.

Читать далее

атмосфера двора

Я нередко замечал, что не я один впитываю эту атмосферу двора и окружающих его жилищ. Должен признаться, что я испытал к жильцам чувство участия, когда муниципалитет передал сообщение: весь блок домов идет под снос, дома выкуплены у владельцев и нанимателям предлагается другое жилье. Люди отказались переселяться. Жители Амстердама и других городов Нидерландов не любят расставаться с чем- то привычным — это значило бы расстаться со своими соседями и знакомыми, своим пекарем и владельцем табачной лавки, своим почтальоном и хозяином кафе. Поэтому то, что предприняли в послевоенные годы архитекторы Москвы, Бирмингема или Женевы, исторические города Нидерландов миновало.

Читать далее

У амстердамского метро

У амстердамского метро строгие формы: шероховатые оштукатуренные стены и зелено-красно-серебристые вагоны. Не забыли о деталях: изящные ящики для мусора и перила эскалаторов сделаны из нержавеющей стали. На первый взгляд метро оформлено скромно: вместо графических информационных знаков короткие, точные надписи. Здесь вы не увидите обслуживающего персонала. Никаких дежурных ни у турникетов, ни у эскалаторов, ни на платформах, только единственная надпись: «Вход с оплаченным билетом»[1]. Это простой и рациональный метрополитен с минимумом персонала, очень удобный и четко действующий. В него можно входить и с велосипедами.

Читать далее

метр над уровнем моря

В Амстердаме нет мест, которые были бы выше одного метра над уровнем моря. Центр города окружен осушенными польдерами, то есть участками, находящимися ниже уровня моря. Под одним-двумя метрами намывного грунта залегает толща переувлажненного ила мощностью пять метров, а ниже — до двенадцати метров — слой ила с мелким песком. Все пропитано грунтовыми водами, зеркало которых в Амстердаме расположено всего на 40 сантиметров ниже уровня моря. Отложения, способные выдерживать нагрузки, начинаются на глубине двенадцати метров, первый плотный слой песка находится на глубине до пятнадцати метров, затем опять идет переувлажненный ил и, наконец, второй слой песка мощностью около двадцати метров. На каждом шагу в Амстердаме в верхних слоях установлено бесчисленное количество свай, на которых стоят фундаменты всех зданий; диаметр сваи чаще всего 15 сантиметров, длина — 8 метров, а верхушка уходит на метр под землю или в воду. Только под соборы и дворцы были вбиты более массивные и длинные сваи.

Читать далее

Первая линия метро

Первую линию метро начали строить в 1970 году. Ее должны были завершить в 1975 году, но в силу непредвиденных технических трудностей линию сдали с опозданием в четыре года. Стоимость строительства оказалась в два раза выше сметы, и город был в ужасе от проекта семи радиальных линий и двух кольцевых. И все же начали прокладывать вторую радиальную линию, но в конце 70-х годов в дирекции метростроя можно было услышать то же, что и в Хельсинки: замыслы — это одно, а средства — совсем другое. Метро, вероятно, завершит поколение, которое вступит в XXI век. Итак, дальнейшее строительство метро в Амстердаме приостановилось.

Читать далее

строительство

В Амстердаме с незапамятных времен строить было трудно. Королевский дворец на площади Дам стоит на 13 659 сваях. Под башней Западного собора реставраторам пришлось снять шестнадцатиметровый слой торфа, ила и песка, прежде чем они натолкнулись на блок крупных камней, переложенных коровьими шкурами, в котором были прочно закреплены несущие опоры.

Слово «метро» амстердамцы впервые произнесли в 1965 году. Уже тогда было яснее ясного, что в центре города ни при каких обстоятельствах нельзя расширять жилой фонд. Большие жилые массивы начали расти в пригородах, соединить их, скажем, такой, как Бейлмермер — 80 тысяч жителей, — с центром города обычным трамваем не приходило в голову.

Читать далее

Все повторяется.

Все повторяется. В минувшем столетии в Париже было снесено двадцать тысяч зданий, пробиты городские стены, создана звезда бульваров, город оказался перестроенным совершенно по-новому; масштабы проекта архитектора Османна были подлинно революционными. У голландцев все по-иному, центры их городов отнюдь не напоминают лондонскую Оксфорд-стрит, нью-йоркскую Пятую авеню. Нет, дело не в отсутствии архитектурного вкуса, ибо там, где буйствовала стихия, нидерландские архитекторы показали себя блестящими градостроителями. Скажем, разрушенный и уничтоженный бомбежками Роттердам они восстановили, взяв за основу меридиональные проспекты и пересекающую их широкую магистраль. Не забыли и о пешеходных торговых улицах, куда товары завозятся с противоположной стороны, пешеходов отделили от велосипедистов, а велосипедистов от автомашин и учли общее соотношение высоты зданий нового города.

Читать далее

Когда в Париже

Нет ничего тяжелее, по словам Корбюзье, чем перестраивать город: архитектору вместе с ним надо переделывать и его жителей, прежнюю надежность мебели, привычки, восприятия, его консерватизм.

Когда в Париже сносили старый рынок, в городе было больше скорби, чем радости. Это старое и больное «чрево Парижа» такая же принадлежность города, как Монмартр или Нотр-Дам. С ним неразрывно связан целый квартал ресторанчиков, небольших кафе и других уютных уголков. В Париже не устанавливали точного времени открытия и закрытия рынка, потому что он обслуживал тысячи зеленщиков и садоводов, крестьян и рыболовов, шоферов и грузчиков, которые приезжали и в два, и в три часа ночи и хотели выпить горячий кофе до начала работы, а в пять утра рынок уже заполняли покупатели и начиналась торговля.

Читать далее