Десять нобелевских лауреатов и Филипс

в море зелени

«Заводской автобус фирмы «Филипс» везет нас по красивому кварталу роскошных вилл, скрытых среди деревьев. — Эти виллы построены фирмой «Филипс» для инженеров и ведущих специалистов!.. Мы проезжали мимо длинного ряда современных домов привлекательной архитектуры. — Эти дома в основном принадлежат фирме «Филипс», она построила их для своих служащих… Мы едем в городок с живописно стоящими отдельными домиками в море зелени. — Это городок «Филипса», одно из самых крупных наших капиталовложений; здесь находятся квартиры для рабочих фирмы «Филипс», целый большой городок, который фирма построила по плану лучших архитекторов вместе со школами, детскими учреждениями, больницей, библиотекой и другими социальными объектами… Прекрасные спортивные площадки располагаются по правой стороне дороги.

Читать далее

важное событие

В 1912 и 1914 годах в Эйндховене произошли важные события: семейное предприятие превратилось в акционерное общество «Филипс Глуйлампенфабрикен», была создана научно-исследовательская лаборатория, возглавить которую Филипс просил доктора Г. Холста. Это стало началом исследовательской деятельности Филипса, которая потом полвека направляла его наступление на бытовую машиностроительную электротехнику в рамках научно-технической революции: натриевые и ртутные светильники, лампочки и рентгеновские аппараты, радиоприемники и телевизоры, передатчики, радиодетали, радиолокаторы, телефонные станции, контрольно-измерительные приборы для автоматизированных производственных процессов, медицинская и вычислительная техника. Это была основа будущего, когда Филипс стал оборудовать кухни и спутники, детские автодороги, крупнейшие в мире порты и аэродромы.

Читать далее

развитие капитализма

Прежде всего в Германии происходило бурное развитие капитализма, что стимулировало интерес к голландским изделиям. Примерно в это же время, как ни парадоксально, благодаря ограниченности банкиров, которые и во сне грезили только о торговле и плаваниях, открылись морские пути к Роттердаму и Амстердаму — Ньиве-Ватервег и Североморский канал. Тогда же прошли первые суда по Суэцкому каналу к плантациям в Голландской Индии (ныне Индонезии) — к сахарному тростнику, каучуку, кофе, чаю и табаку. И это последнее событие, которое могло способствовать созданию национальной перерабатывающей промышленности, банкиры восприняли лишь как указание, куда следует вкладывать свои капиталы. Так, в 1900 году финансовый журнал «Бёурскурант» сообщал, что, если банкиры не перестанут вкладывать деньги за границу и не проявят интереса к делам национальной промышленности, «стране тюльпанов» придется плохо.

Читать далее

Ошибка Филипса

Ошибка Филипса состояла в том, что он хотел внедрить промышленное изделие в быт совершенно неразвитых в промышленном отношении Нидерландов. Использовать электроэнергию могли себе позволить только крупные промышленные предприятия, а их в Нидерландах не было уже несколько десятилетий. Министр торговли и промыслов тогда даже уверял общественность в том, что главным источником всеобщего благосостояния остается торговля, а хорошие международные отношения более выгодны, чем отечественная промышленность.

Читать далее

связано с Лейденом

Когда мы говорим о великих представителях нидерландской науки и техники, нельзя не упомянуть одного имени, которое связано с Лейденом. Оно является олицетворением промышленного развития Нидерландов в нашем столетии. Перенесемся из Лейдена на сто километров к юго-востоку, в город Эйндховен в Северном Брабанте. Это имя — Антон Филипс.

Когда Томас Алва Эдисон зажег в Менло-Парке в Нью-Йорке первую лампочку, сконструировал генератор постоянного тока, создал подземные кабели, выключатель, счетчик электроэнергии и сумел разориться, он уехал в Европу и представил на Первой международной выставке электротехники в Париже приборы для электрического освещения с тысячей лампочек. Это явилось самой большой сенсацией, каждый посетитель выставки хотел попытаться «сделать свет». Эдисон уехал за океан с внушительным количеством лицензий на использование своих открытий.

Читать далее

вещество

Из девяти нидерландских лауреатов Нобелевской премии только Петер Дебай, Фриц Цернике и Христиан Эйкман не учились в Лейдене. Дебай был воспитанником Цаха, и его исследования дисперсии электронов и рентгеновских лучей в газах познакомили мир со строением молекулы. Цернике прожил всю жизнь в Гронингене, создал так называемый фазово-контрастный микроскоп и собрал богатую информацию в измерении малых, но важных нерегулярностей в волновых потоках непрямого света. Христиан Эйкман получил Нобелевскую премию за то, что он умел наблюдать: он работал врачом в Джакарте и однажды обратил внимание на то, что у курицы на тюремном дворе случаются такие же судороги и нарушение двигательных функций, как и у заключенных, страдавших болезнью бери-бери, тогда очень распространенной в Юго-Восточной Азии.

Читать далее

Ван-дер-Ваальс, Хендрик Лоренц, Петер Зееман

Я. Ван-дер-Ваальс также учился в университете Лейдена, докторскую диссертацию он защитил позднее в Гааге и тридцать лет преподавал в университете Амстердама. Наблюдая за поверхностью жидкости, он заинтересовался, каким образом жидкость и газ спокойно соседствуют, почему молекулы жидкости не отрываются одна от другой и не преодолевают газообразный слой над их поверхностью? Ван-дер- Ваальс пришел к заключению, что молекулы жидкости притягиваются друг к другу, и вывел уравнение, с помощью которого можно рассчитать силу притяжения. Он определил также давление внутри жидкости и разработал научные основы современной холодильной техники.

Читать далее

особое чувство

Сопричастность к прославленным наукам — особое чувство, которое испытывает человек, вступая на землю древнейших университетов и политехнических институтов, оказываясь в аудиториях университета в Кембридже, проходя по коридорам Ягеллонского университета в Кракове или поднимаясь по лестницам Чешского высшего технического училища. По пути в Лейден я пытался припомнить множество имен, которые когда-то записывал на лекциях по физике и математике. Этих ученых помнят красные кирпичные стены бывшего монастыря в Лейдене. Они входили и выходили через его ворота: физик и математик Гюйгенс, физик Лоренц, естествоиспытатель Левенгук, физик Ван-дер-Ваальс. Их именами названы физические законы, математические формулы и теоремы. Они заложили основы современной науки, совершили эпохальные открытия, по-новому взглянув на окружавший их мир.

Читать далее

атаки испанцев

С начала июня на крепостные стены Лейдена стали обрушиваться одна за другой атаки испанцев. Когда Вальдес понял, что его войско не одолеет городские укрепления, он решил перейти к осаде и взять город измором. В первые дни августа магистрат распределил последние запасы продовольствия: начался голод. Люди варили и жевали кожу с одежды и обуви, обдирали кору с корней и стволов деревьев.

Когда весть об этом достигла Делфта, Вильгельм Оранский послал своих людей к побережью Северного моря с приказом открыть дамбы. Через два часа вся область до самых крепостных стен Делфта и Утрехта оказалась под водой.

Читать далее

В конце мая 1574 года

В конце мая 1574 года по неприветливой болотистой местности между Утрехтом и Амстердамом двигались испанские войска. Они выступили в поход, чтобы покарать Лейден, богатый город суконщиков и один из очагов сопротивления власти испанских Габсбургов в северных провинциях Голландии. Генерал Вальдес, получивший приказ короля Испании Филиппа II потопить восстание в крови, хорошо знал, что его главный организатор Вильгелм I Оранский ждет испанцев за крепостными стенами Делфта.

Читать далее